Ощущение свободы приходит с осознанием ее отсутствия

В чём причина смены главы Heritage Foundation?
vmilovidov
Совет попечителей одного из крупнейших и наиболее влиятельных консервативных исследовательских центров США Фонда «Наследие» (Heritage Foundation) объявил 2 мая о решении отправить в отставку президента организации бывшего сенатора от Южной Каролины Джеймса Деминта (Jim DeMint). Временно на должность президента Фонда избран Эдвин Фелнер (Ed Feulner), считающийся одним из основателей исследовательского центра и возглавлявший его с 1977 по 2013 годы.

Накануне этого решения в экспертных и политических кругах Вашингтона уже начали циркулировать слухи о замене Деминта. Читать далее...

Информационная асимметрия и "Большие данные" : грядет ли пересмотр парадигмы финансового рынка?
vmilovidov
Рассматриваются поведенческие механизмы функционирования современного финансового рынка. Отмечается формирование постоянной латентной информационной асимметрии и фрагментация информационных предпочтений различных групп инвесторов. Это ведет к концентрации “больших данных”, технологий их обработки и анализа у профессиональных участников финансового рынка. Однако интеллектуализация финансовых операций не исключает инвестиционных ошибок и потерь. Инвесторы продолжают руководствоваться субъективными мотивациями выбора (догадки, интуиция), а их действия зачастую остаются иррациональными. Это увеличивает общую неопределенность финансового рынка, а также снижает точность рыночных прогнозов. Вероятность достижения информированными инвесторами успехов в каждой сделке с неинформированными “коллегами” остается весьма сомнительной. В этих условиях развитие технологий обработки и анализа “больших данных” не сможет кардинально изменить поведение инвесторов и повысить рациональность финансового рынка. Автор полагает, что парадигма финансового рынка пока не подлежит пересмотру. Читать далее...

Об авторе нашумевшего диафильма "В 2017 году"
vmilovidov
Статья о В.И.Шевченко была опубликована к 75-летию исторического факультета БГУ в научном сборнике "Российские и славянские исследования" Вып. 4 / редкол. : А. П. Сальков, Р74 О. А. Яновский (отв. редакторы) [и др.]. — Минск : БГУ, 2009. — 431 с.
ISBN 978 985 518 176 8.

стр. 187-190

Одной из героических страниц летописи истории Белорусского государственного университета стало возобновление его деятельности на станции Сходня под Москвой (сейчас — в черте города) осенью 1943 г. [1, с. 96—88]. Среди других довоенных факультетов начались занятия и на историческом. Нам известны имена профессоров В. Н. Перцева, Н. М. Никольского, Л. М. Шнеерсона (в то время — доцент), которые в сложнейших условиях передавали свои знания студентам. Но кто же исполнял обязанности декана факультета?

16 июня 1943 г. в статье «Асяродак беларускай культуры: Беларускі дзяржаўны універсітэт аднаўляе сваю работу» ученый секретарь Совета БГУ В. И. Шевченко писал: «Сейчас университет готовит к изданию очередной выпуск «Ученых записок» под общей редакцией ректора университета депутата Верховного Совета БССР Савицкого. На очередных заседаниях Ученого совета будут рассмотрены подготовленные к защите диссертации. В сентябре текущего года состоится торжественная сессия университета, посвященная 20-летию его научной и общественной деятельности» [2, с. 151] .

Что же мы знаем о Владимире Ивановиче Шевченко? Как случилось, что именно он в суровые годы войны возглавил в эвакуации исторический университет.

В Национальном архиве Республики Беларусь хранится личное дело Владимира Ивановича Шевченко [2]. Именно он, согласно сохранившейся выписке из приказа по БГУ от 6 декабря 1943 г., был назначен исполняющим обязанности декана исторического факультета [3, с. 44—45]. Еще ранее, 16 февраля 1943 г., Владимир Иванович стал заведующим кафедрой древней истории БГУ. Отсутствие необходимого количества кадров привело к тому, что он и представлял приемную комиссию по истории, и работал над изданием «Ученых записок» (серии филологической и исторической), и выполнял ряд других функций.

Фамилия Шевченко сама по себе говорит об украинских корнях Владимира Ивановича, хотя он родился в селе Прасковея на Северном Кавказе 12 мая (по старому стилю) 1906 г. [2, л. 1]. Его отец Иван Данилович Шевченко был сыном унтер-офицера из крестьян Уманского уезда Киевской губернии. Он окончил Каменец-Подольское сельскохозяйственное училище со званием ученого управителя и садовода; работал учителем в сельскохозяйственных школах, в дальнейшем — сельским агрономом. Дед В. И. Шевченко — Данило Шевченко за участие в революционном движении в 1863 г. в Польше и на Украине был сослан на каторгу. Отдаленным родственником ему приходился великий украинский поэт Тарас Григорьевич Шевченко. Мать будущего декана факультета Лидия Васильевна Шевченко (урожденная Смирнова) происходила из русских крестьян Владимирской губернии. Образование она получила на Кавказе, в Ставропольской женской гимназии. С 1900 г. — народная учительница. В. И. Шевченко был у родителей единственным ребенком.

Не менее интересна биография и самого Владимира Ивановича, который в графе «национальность» указал «украинец». В 1923 г. он окончил Ессентукскую школу II ступени, затем Воронцово-Александровскую мужскую классическую гимназию, в дальнейшем учился в высшем начальном и реальном училищах. В 1923—1924 гг. занимался в Московской литературной студии с правами техникума. Сразу после ее окончания поступил в Московский высший литературно-художественный институт им. В. Брюсова. В 1925 г. сдал испытания за два с половиной курса института по специальности «античная литература» и перешел на историко-лингвистический факультет Ленинградского государственного университета, который окончил в 1929 г. с защитой дипломной работы по специальности «античная история». В связи с его поступлением на работу в Академию наук СССР Президиум АН в 1929 г. утвердил В. И. Шевченко в квалификации научного сотрудника первого разряда — библиографа, а в 1932 г. — в квалификации научного сотрудника первого разряда — литературоведа [2, л. 2—2 об.].

В гражданской войне В. И. Шевченко не участвовал, если не считать его работы в 1920 г. в газете «Кавказская коммуна» в прифронтовой полосе. С 1928 по 1929 г. он находился на действительной службе в кадрах Рабоче-крестьянской Красной армии. Был уволен в долгосрочный отпуск после сдачи экзаменов на звание среднего начсостава запаса РККА.

В 1920—1930-х гг. В. И. Шевченко переменил большое количество мест работы и видов деятельности. Сейчас остается только догадываться, результатом чего это являлось — желанием проявить себя, неуживчивостью или постоянным поиском совершенства. С 1920 по 1925 г. активно занимался журналистской деятельностью. В это время он был литературным работником ряда газет, выходивших на Северном Кавказе и в Москве. С 1924 г., еще являясь студентом, он работал на многих заметных общественных и административных должностях — помощником ученого секретаря, библиотекарем и приват-ассистентом в Литературно-художественном институте, секретарем предметной комиссии и младшим научным сотрудником в Ленинградском государственном университете, сотрудником-корреспондентом Этнографической комиссии Академии наук УССР, заведующим отделом археологии и краеведения редакции журнала «Наука и техника». В 1929—1934 гг. В. И. Шевченко работал в Академии наук СССР в качестве научного сотрудника первого разряда комиссии «Наука и научные работники СССР», затем — ученого секретаря этой комиссии, декана общеобразовательного факультета Рабочего университета, заведующего учебной частью экскурсоводческих курсов, ученого специалиста управления научными кадрами, научного сотрудника первого разряда Института литературы, литературного редактора издательства. В те же годы по совместительству он много преподавал в целом ряде партийных школ, а также работал преподавателем в Коммунистическом университете [2, л. 96]. С 1932 г. Владимир Иванович Шевченко преподавал в высших учебных заведениях Пскова, Ленинграда, ряда других городов СССР.

С 1937/1938 учебного года Шевченко — доцент исторического факультета Белорусского государственного университета. Вначале он работал доцентом кафедры всеобщей литературы, а с сентября 1938 г. по июнь 1941 г. — доцентом кафедры истории древнего мира и средних веков. Несмотря на то, что звание доцент В. И. Шевченко имел еще с 1933 г., он лишь в декабре 1943 г. смог защитить кандидатскую диссертацию по проблемам античного полиса, выполнив ее под руководством известного белорусского историка академика Н. М. Никольского [2, л. 106].

Безусловной заслугой В. И. Шевченко стала организация при историческом факультете Белорусского государственного университета Исторического музея. Уже в 1939 г. он исполнял обязанности заведующего данного музея. Об этом свидетельствует публикуемый ниже документ.

Командировочное удостоверение

Предъявитель сего доцент кафедры древней и средней истории, исполняющий обязанности заведующего историко-археологическим музеем при БГУ тов. Шевченко Владимир Иванович командируется в историко-археологические музеи юга СССР /Одесса, Херсонес, Ялта, Феодосия, Керчь, Сухуми и др./ как руководитель производственной практики студентов истфака и для переговоров по вопросам пополнения фондов историко-археологического музея Бел. гос. ун-та.
Срок командировки — июль — август 1939 г.

Ректор Бел. гос. ун-та, депутат Верховного Совета БССР П. Савицкий
Декан исторического факультета кандидат исторических наук, доцент А. Пьянков
Зав. кафедрой истории древнего мира и средних веков, директор Ин-та истории АН БССР, заслуженный деятель науки, академик Н. Никольский
НАРБ. Ф. 205. Оп. 10. Д. 20. Л. 66.

Руководя археологическими раскопками и научно-поисковой работой в музеях Крыма, Москвы, Минска, Одессы, Сухуми, В. И. Шевченко собрал для своего музея много ценных экспонатов, необходимых для учебного процесса и исследовательской работы студентов. В сентябре 1940 г. он был утвержден заведующим Историко-археологическим музеем БГУ (по совместительству на 0,5 ставки) [2, л. 73]. Тогда же в 1939 г. В. И. Шевченко вынужден был прервать исследовательскую работу в связи с командированием в Западную Беларусь в качестве председателя Музейного совета Народного комиссариата просвещения БССР. Публикуем ниже интересный документ.

Служебная записка В. И. Шевченко ректору БГУ

Ректору Белор. гос. университета

В связи с поручением и по специальному согласованию с Председателем Президиума Верховного Совета БССР т. Наталевичем — наркомпрос БССР командировал меня, как на днях избранного председателя Музейного совета НКП БССР, в Барановичскую и Белостокскую области — для срочного обследования ряда музеев, на время примерно по 10 декабря с. г. [речь идет о 1940 г. — С. Х.]

Помимо этого, мой руководитель по диссертации акад. Н. М. Никольский дает мне свои указания по сданной мною ему законченной первой части диссертации и консультацию по заканчиваемой второй — также к 10 декабря с. г.

Поэтому прошу Вас санкционировать перенос срока моего командировочного за счет БГУ месяца на окончание работы над диссертацией в Москве и Ленинграде: вместо — с 1 по 31 декабря с. г. на — 15 декабря с. г. по 15 января 1941 г.

Это — фактически: в связи же с концом хозяйственного года и невозможностью переноса расходов этого года в отчетность будущего — отчет в бухгалтерию будет мною сдан исходя из прежних сроков, т. е. к 1 декабря с. г.

Доцент БГУ
В. И. Шевченко

НАРБ. Ф. 205. Оп. 10. Д. 20. Л. 79.

Его надежду на продолжение работы в 1941 г. оборвала Великая Отечественная война. В характеристике того периода ректор Белорусского государственного университета П. П. Савицкий писал, что товарищ Шевченко «обладает недурными лекторскими способностями», «владеет знанием материала для чтения общих курсов по истории Греции и Рима, по истории античной литературы». 23 июня 1941 г. датируется отзыв академика Н. М. Никольского о работе доцента В. И. Шевченко, где он пишет, что язык лектора «живой, сочный, яркий», он владеет «богатым арсеналом знаний по античной истории и литературе» [2, л. 87]. Очевидно, что Шевченко был хорошим популяризатором истории, его личное дело включает благодарности от образовательных учреждений, Дворца пионеров и школьников, ряда других организаций. Вместе с тем имели место и конфликты, как, например, с деканом истфака А. П. Пьянковым. Несмотря на хорошие отзывы В. Н. Перцева, Алексей Петрович Пьянков считал научные изыскания В. И. Шевченко публицистическими. Весной 1941 г. декан истфака даже ходатайствовал о вынесении взыскания доценту Шевченко за нарушения в оформлении документации, отражающие, на взгляд декана, допущенные приписки прочитанных лекций [2, л. 83—84].

После оккупации Беларуси и долгих скитаний В. И. Шевченко с 1942 г. работает директором Института усовершенствования учителей в г. Йошкар-Ола, затем редактором при Всеславянском комитете и сотрудником Совинформбюро в Москве. Именно здесь он узнает о решении возобновить работу БГУ, что резко изменило его судьбу.

В 1943—1944 гг. В. И. Шевченко — заведующий кафедрой и исполняющий обязанности декана истфака БГУ. Однако карьерный рост В. И. Шевченко также стремительно завершился, как и начался. В марте 1944 г. в связи с личными обстоятельствами он был освобожден от обязанностей исполняющего обязанности декана, затем — ученого секретаря. После возвращения из партизанского края в Москву академика Н. Н. Никольского, который сразу возглавил кафедру древней истории, он остается доцентом кафедры, а затем был переведен в распоряжение Академии наук [2, л. 101].

В 2009 г. мы отметили еще одну дату — 65-летие освобожденя Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Отдавая дань нашим учителям, тем, кто создавал и хранил факультет в годы военных испытаний, необходимо помнить и этот интересный эпизод истории нашего факультета и университета.

Литература

1. Гісторыя Беларускага дзяржаўнага універсітэта ў біяграфіях яго рэктараў / А. А. Яноўскі, А. Г. Зельскі. Мінск : БДУ, 2001. 320 с.
2. Памяць і слава: Беларускі дзяржаўны універсітэт у гады Вялікай Айчыннай вайны. 1941—1945 / склад.: С.А. Балашэнка [і інш.]; рэдкал.: В. І. Стражаў (адк.рэд.) [і інш.]. Мінск : БДУ, 2005. 151 с.
3. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). Ф. 205 (Белорусский государственный университет). Оп. 10. Д. 20 — Личное дело В. И. Шевченко.
4. Гістарычны факультэт. Да 70-годдзя заснавання / адк. рэд. С. М. Ходзін. Мінск : БДУ, 2004. 223 с.

«Большие данные» на финансовом рынке: наступление новой эры финансовых услуг?
vmilovidov
Технологии больших данных проникают практически во все сегменты современного финансового рынка. Это существенно меняет принципы деятельности финансовых посредников, их взаимоотношение с клиентами. Развитие указанных несет в себе потенциал мощного развития финансового сектора. Одновременно с этим их широкое внедрение сопряжено с рисками для розничных инвесторов. В настоящее время участники рынка находятся в поиске наиболее эффективных форм использования технологий больших данных, приближая наступление новой эры развития финансовых услуг. Читать далее...

Греческая амфиболия
vmilovidov


Автором предложен полемический ответ на статью Г.Колодко «Греческий синдром». Вопреки сложившимся стереотипам о греческом долговом кризисе и о способах его разрешения, автор полагает, что для дальнейшей интеграции Европы гораздо важнее сформировать долгосрочные механизмы управления интегрированной финансовой системой Европы, включая внешнюю задолженность отдельных стран. По мнению автора в настоящее время формируются аргументы в пользу дальнейшего сокращения финансовых, а возможно и политических суверенитетов отдельных стран-членов ЕС, при увеличении роли и влияния наднациональных, общеевропейских институтов экономической и политической власти. Автор убежден, что сама по себе постановка вопроса о списании части греческого долга не может системно решить проблему европейской интеграции, более того, такое сугубо механическое списание может существенно исказить и подорвать интеграционные процессы ... Читать далее...

Проактивное управление инновациями: составление карты знаний
vmilovidov
В статье рассматриваются подходы к методологии проактивного управления инновациями. Проактивное управление инновациями строится на нескольких ключевых правилах, позволяющих управляющему заблаговременно выявлять и учитывать риски проекта. Формулируемые автором правила основываются на выводе о том, что инновационный процесс представляет собой одну из разновидностей массовых социальных процессов, а каждый отдельный инновационный проект является органической частью этого процесса. В силу этого управляющий проектом должен обладать необходимой методологией и инструментарием, позволяющим ему оценивать и принимать во внимание: влияние общего процесса инноваций на ход каждого отдельного проекта, массовый характер создаваемых новых потребностей и способов их удовлетворения, вероятность существования аналогов разрабатываемых инновационных решений и новых потребностей, наличие факторов риска проекта. В качестве отдельной категории автор вводит понятие плотность знаний, максимизация которой также входит в число базовых правил проактивного управления инновациями. В рамках статьи предлагаются основные принципы формирования карты знаний проекта, как рабочего инструмента проактивного управления инновационным проектом. Читать далее...

Управление рисками в условиях асимметрии информации: отличай отличимое
vmilovidov
В статье рассматривается проблема преодоления информационной асимметрии в процессе хозяйственной деятельности. Ее решение имеет значение для идентификации и оценки экономических и социальных рисков, выработки долгосрочных управленческих стратегий в условиях неопределенности. По мнению автора, ключевую роль здесь играет методология выявления информационных событий, существенно выделяющихся на привычном событийном фоне. При этом особое значение приобретают навыки идентификации экспоненциально масштабируемых событий, способных генерировать долгосрочную цепочку причинно-следственных связей, приводящих к масштабным переменам в процессе человеческой деятельности. Читать далее...

Управление инновационным процессом: как эффективно использовать информацию
vmilovidov
В статье рассматривается роль информации в инновационном процессе. Инновации основаны на информации, но также генерируют поток новых информационных сигналов, которые в долгосрочном плане обеспечивают распространение инноваций в обществе, масштабирование их результатов. Автор ставит задачу сформулировать правила выявления необходимых для реализации инновационных проектов информационных сигналов, их анализа и использование в дальнейшей деятельности. Решение этой задачи основывается на четкой систематизации информационных сигналов, селективной работе с ними, а также формирования проактивного отношения к информации, поступающей к человеку из окружающей его среды. Овладение такими навыками позволяет выявлять экспоненциально масштабируемые события, способные приводить к значительным и быстро распространяемым в обществе результатам. Такие события как правило существенно выделяются на общем информационном фоне, а их выявление требует иерархической системы организации инновационного процесса. Читать далее...

Левиафан и шут
vmilovidov
Долго размышлял над колонкой (http://www.echo.msk.ru/blog/revzin/1471218-echo/) №8 Григория Ревзина, замечательного культуролога и искусствоведа, автора очень интересных записок об истории архитектуры, в том числе античной. Чаще его взгляды мне близки, но бывает, что некоторые высказывания и выводы вызывают несогласие. Причем, не по деталям, а принципиальное. Так и в этот раз. В целом написанное им о парижской трагедии очень точное и, главное, деликатно-критическое, разрушающее чрезмерную эйфорию по поводу массовых выражений поддержки расстрелянных карикатуристов. До двух последних абзацев колонки даже и возразить нечего – полностью разделяю. Но вот концовка….

Дело ведь не в оценке ситуации и даже не в выводах, а в принципиальной позиции, с которой события рассматриваешь. Вот тут-то по-моему и возникает диссонанс. Точкой, в которой точная оценка превращается в заблуждение, является фраза: «Ведь есть различие между левиафаном и шутом». А вот в моем понимании нет этой разницы и в этом смысл не столько произошедшего, сколько того, что будет потом. Либо шут наставляет Левиафана, либо Левиафан поглощает и приручает шута… Вот в чем дело!

В старой книжке «История придворных шутов» (The History of Court Fools), опубликованной в 1858 году, ее автор Д-р Джон Доран рассказывает такую легенду.

В один жаркий летний день олимпийские боги томились от скуки и наблюдали как на земле люди веселятся, танцуют, играют и наслаждаются яркими лучами солнца. Меркурий предложил забаву: пролить дождь на землю, вымочить и разогнать гуляк. Зевс одобрил идею, но внес в нее дополнительную «шалость». Перед тем, как обрушить дождь, он решил послать весть людям, что под его струями намокнут лишь одни дураки. Так и было сделано. И после того, как раздался гром с небес, возвещающий о грядущем дожде, все люди остались на своих местах, будучи уверенными, что их-то это не коснется. Только один, видимо, самокритичный человек решил вернуться в свое жилище. Дождь пролился и все, кто были в этот момент на земле промокли до нитки. Только тот человек, что укрылся явился народу совершенно сухим. Люди со злобой бросились на него, обзывая …. дураком. То не стал спорить, и ответил: «Сейчас я Вам докажу, что не такой дурак, как выгляжу». После этих слов, он встал на колени, поднял руки к небу и закричал: «О Великий Зевс, обрушь на мою голову потоп, чтобы я промок до нитки, и чтобы я, дурак, мог бы счастливо и спокойно жить среди всех этих дураков, ничем от них не отличаясь». И боги и люди дружно засмеялись. Зевс объявил этого человека родоначальником шутов, определил его в наставники к одному из местных вельмож и повелел во веки веков всем правителям держать подобного шута в своем окружении.

С тех древних пор, шуты и государи существовали рядом. Один не мог существовать без другого. Как пишут историки, шуты выполняли очень важную придворную роль: говорить правителю то, что другие просто не могли бы сказать, не вызвав гнев. Дурачество шута – это форма, в которой сказанная правда не ранит и не провоцирует гнев, но вызывает улыбку, проникая в ум и сердце слушающего.

… Левиафан и шут неотделимы друг от друга. И это должны осознать не только французы, но и все европейцы. Все переплелось в этой парижской трагедии: новое законодательство о миграции, по поводу которого спорит Меркель и Камерон, многокультурность и многонациональность, изменяющие привычный европейский облик, толерантность к однополым бракам, но неприятие нехристианских религиозных ценностей, навязываемая и пока трудно определяемая новая европейская идентичность, стремление построить реально Единую Европу и постоянные попытки возбудить центробежные силы этого непростого процесса.

Едкая карикатура – не есть выражение свободы слова. Это современное воплощение старой европейской традиции шутовства. У этой традиции глубокие корни, может быть совершенно уникальные, у которых нет аналогов в других культурах и обществах. Но чему будет служить эта традиция и учить европейского Левиафана: вражде новых европейских народов или их единению?  Как свидетельствует выше приведённая легенда, самокритичное отношение к себе, юмор и смех могут объединить даже людей и богов. Левиафан должен быть заинтересован в таком объединении и выражать интересы всех народов Европы, в том числе и тех, которые стали европейцами в силу современных миграционных потоков.

Говорят в среду выйдет рекордным тиражом очередной номер журнала карикатур. Что будет в нем? Как учтут урок современные шуты? Последуют недальновидным советам провокаторов и опубликуют новые оскорбительные для кого-то картинки - все манифестации и попытки единения будут напрасны и будет очередной виток злобы и обиды. Сумеют заставить всех без исключения посмеяться над собой - Европа сделает реальный и серьезный шаг в свое объединенное, единое и многокультурное будущее.

Свой аршин на рубль
vmilovidov
С конца лета динамика курса рубля завораживает и дарит сюрпризы, разве что не каждый день. Оценок падающей цене рубля дано уже много: поток пророчеств, выводов, апокалиптических и сверх оптимистических заявлений не прекращается. Число желающих высказаться растет по мере того, как мы приближаемся к кульминации валютного ажиотажа . Но, кстати сказать, этот рост массовости в целом характерен для критических рыночных ситуаций: например, к моменту, когда падение котировок заканчивается, все почему-то решают продавать, а к моменту, когда котировки достигают исторических максимумов, опять-таки срабатывает эффект толпы, и многие начинают покупать… Так рождаются кризисы, драмы, потери и разочарования… Я это называю симметрией заблуждений.

Примерно такая же симметрия заблуждений мне видится в сегодняшних событиях вокруг курса рубля. Мы симметрично начинаем заблуждаться в том, что а) это бесконечно и б) это уникально, невероятно и катастрофично… А у каждого должен быть свой аршин, чтобы измерить ту или иную ситуацию. Это как внутренний гироскоп, позволяющий сохранять чувство присутствия и не поддаваться панике. Но почему-то мы о нем забываем в периоды массовой истерии, передающейся как вирус гриппа в людном месте…

И мне захотелось влезть в эту общую сутолоку измеряющих нынешнее состояние рубля со своим аршином.

Вот лишь несколько измерителей, которые свидетельствуют о том, что сегодняшняя ситуации действительно выдающаяся, но не столь негативно-катастрофическая, как кажется другим замерщикам.

Первое. Если взять годовые значения курса рубля к доллару за период с 1998 года, первого сильного кризиса в период формирования и становления новой рыночной российской экономики, то мы увидим три явных пика: 2002 – годовое значение курса 31, 38 (значение по данным сайта OANDA http://www.oanda.com), 2009 – 31,63 (как близки значения!) и нынешний пик 2014 – примерно 39 рублей за доллар (так я бы оценил среднегодовой курс с учетом возможного падения рубля до отметки 50 рублей за доллар к концу года). Но если мы посмотрим на моменты резкого изменения курса рубля, то хронология колебаний несколько изменится: 1999 – курс упал на 148% к предыдущему среднегодовому значению, 2009 – падение составило 27% и 2014 – 22,57% с учетом оценки падения курса, приведенной выше. То есть в 2014 году падение курса рубля: а) не исключительное событие, б) не самое масштабное за историю рыночных котировок национальной валюты и свободного валютного рынка.

Гр_2

Второе. За весь рассматриваемый период в моменты резкого падения курса рубля инфляция отставала от динамики стоимости национальной валюты. Причем, это было не только в момент падения, но и на протяжении нескольких лет. Так, падение курса рубля в 1999 году (к 1998 году) составило 148%, при этом только суммарная 8-летняя инфляция в 1999-2007 накопила 146%. Глубина падения курса в 2009, «компенсировалась» трехгодовой инфляцией. Но заметим, что в эти самые годы «компенсирующей инфляции» курс рубля … укреплялся!

Гр_1

Третье. Из второго следует тот факт, что в 1998-2014 годах имели место три периода, когда действовал «эффект девальвации». Что это? В моем понимании это периоды, когда в результате резкого снижения курса национальной валюты, например, к доллару, а также в силу относительно более низких, чем это снижение, темпов инфляции, «валютная оценка» товарной массы, находящейся на рынке, резко снижается. То есть оцененные в пресловутых «условных единицах» товары резко дешевеют.

В 1999 году товарная масса в долларовом выражении обесценилась на 111% (темп инфляции минус паление курса рубля), в 2009 – на 18,5%, в 2014 – предварительно на 15,4%. Этот эффект весьма важен для экономики, так как несомненно имеет оздоравливающий эффект. И если бы не рост курса рубля в интервалах между его резкими падениями в 1999, 2009 и 2014, то … в России не было бы того крайне неоправданного (как мне кажется) удорожания жизни, включая недвижимость, ширпотреб, машины и многие другие товары. Кто не удивлялся той разнице в ценах, по которым привлекательные товары продаются в наших магазинах и в магазинах за рубежом? По некоторым «люксовым» маркам цены у нас и у них различаются в полтора-два и три раза. И примеров множество, но что более существенно, удорожание касалось стоимости и рабочей силы, и производственных активов. По этому поводу можно сказать многое, но главное: такая дороговизна жизни в валютном эквиваленте не добавляет нашей экономике международной конкурентоспособности.

Гр_3

Таким образом, падение курса национальной валюты меньшая проблема, чем проблема укрепления рубля в условиях продолжающейся инфляции. Особенно, если природа инфляции не монетарная, как у нас. Корни нашей инфляции совсем не в денежно-валютной сфере, это вопрос экономической структуры, реальной экономики. Коль скоро инфляция имеет место, курс национальной валюты лучше не укреплять. Выбор же конкретных мер реагирования на ситуацию, в конечном счете, зависит от того, с каким «аршином» подойти к измерению падающего курса рубля: один позволит использовать ситуацию во благо, применим другой – наломаем дров….

?

Log in